ЮРИДИЧЕСКАЯ ФИРМА «K&S partners»
«Наш результат – креативные решения ваших проблем!»
+38 097-00-17-016
+38 063-653-03-82
+38 050-884-54-02
Недействительность завещания (I)

Одной из особенностей завещания как правовой сделке есть то, что он в то же время может быть отнесен и к ничтожным, и к оспариваемым правовым сделкам.

Адвокаты Юридической компании оказывают услуги в сфере наследственных правоотношений.

Основаниями ничтожности завещания, то есть недействительности в силу закона, без необходимости принятия решения о недействительности судом, есть составление завещания лицом, которое не имело на это права, или составление с нарушением формы и порядка составления завещания. Поскольку право на составление завещания имеет лицо с полной гражданской дееспособностью (ч. 1 ст. 1234 ГК), согласно ч. 1 ст. 1257 ГК, это и является основным основанием для ничтожности завещания как такового, что составлен лицом, которое не имело на это права. Однако в подавляющем большинстве случаев такие завещания становятся предметом судебного разбирательства, в процессе которого и определяется объем дееспособности физического лица-завещателя с помощью посмертной судебно-психиатрической экспертизы. Поэтому, невзирая на отнесение таких завещаний к ничтожным, они могут признаваться недействительными в судебном порядке.

Нарушения формы и порядка удостоверения завещаний являют собой не учет или не соблюдение любых императивных требований закона, подзаконных актов относительно составления завещания (отсутствие нотариального удостоверения или удостоверения лицами, которое приравнивается к нотариальному, складывание завещания представителем, отсутствие в тексте завещания даты, места его складывания, даты и места рождения завещателя и тому подобное).

Указывая на ничтожность завещаний и других односторонних правовых сделок, заключенных с нарушением нотариальной формы, закон вместе с тем предусматривает так называемое "исцеление" (санацию) ничтожной односторонней правовой сделки на основании судебного решения о признании правовой сделки действительной (ч. 2 ст. 219 ГК).

Существенной по этому поводу, есть позиция ВСУ, изложенная в Обобщениях практики рассмотрения судами гражданских дел о признаниях, правовых сделок, недействительными от 24 ноября в 2008 г. и постановление Пленума ВСУ "О судебной практике рассмотрения гражданских дел о признаниях, правовых сделок, недействительными" от 6 ноября в 2009 г. N 9. Содержание правовой позиции ВСУ сводится к следующему.

Во-первых, в Обобщениях подчеркивается то, что норма ч. 2 ст. 219 ГК, которая устанавливает возможность суда признать одностороннюю правовую сделку действительной, если будет установлено, что он отвечал настоящей воле лица, которая его совершила, а нотариальному удостоверению правовой сделки препятствовало обстоятельство, которое не зависело от ее воли, является изложенной неудачно, поскольку право суда признать одностороннюю правовую сделку действительной формально не ограниченно никакими дополнительными условиями (письменными доказательствами и тому подобное).

Во-вторых, сопоставление ч. 2 ст. 219 и ст. 1257 ГК, которая регулирует правоотношения относительно недействительности завещания, как общей и специальной норм, дает основания ВСУ для вывода о невозможности признавать действительным завещание, не удостоверенное нотариально, за судебным решением, именно учитывая отсутствие специальной нормы, которое бы давало суду такое право, в главе 85 ГК "Наследования за завещанием" (пункт 14 постановления Пленума "О судебной практике рассмотрения гражданских дел о признаниях, правовых сделок, недействительными").