ЮРИДИЧЕСКАЯ ФИРМА «K&S partners»
«Наш результат – креативные решения ваших проблем!»
+38 097-00-17-016
+38 063-653-03-82
+38 050-884-54-02
Недействительность завещания (II)

Данный подход является квинтэссенцией судебной практики, которая сложилась во ВСУ по этому вопросу, и может быть проиллюстрирован материалами следующего дела (решение Верховного Суда Украины от 28 февраля 2007 года // Архив Верховного Суда Украины за 2007 год. - дело N 6-24679св06).

Юристы компании предоставляет услуги с признания завещаний недействительными (ничтожными), а также с признания завещаний действительными.

В 2005 году наследник, назначенный завещанием, обратился с иском к центральной районной больнице о признании действительным этого завещания, ссылаясь на то, что завещание отвечает настоящей воле наследодателя, а удостоверение его главным врачом данной больницы без присутствия свидетелей, что привело само по себе его ничтожность, является обстоятельством, которое не зависело от воли наследодателя.

Решением Лебединского районного суда от 6 мая 2006 года, оставленным без изменений постановлением Апелляционного суда Сумской области от 12 июля 2006 года, иск удовлетворен.

В кассационной жалобе наследник по закону просил упразднить отмеченные судебные решения и передать дело на новое рассмотрение, ссылаясь на их необоснованность и нарушение норм материального права.

Рассмотрев кассационную жалобу, коллегия судей Судебной палаты в гражданских делах ВСУ пришла к заключению, что жалоба подлежит удовлетворению. В решении отмечается, что нельзя согласиться с выводами судов первой и апелляционной инстанций, в соответствии с которым завещание, удостоверенное главным врачом больницы без участия свидетелей, было признано действительным, поскольку он отвечал настоящей воле завещателя, а нотариальному удостоверению помешало обстоятельство, которое не зависело от его воли, - удостоверение завещания состоялось в больнице без участия свидетелей, что требуется ч. 2 ст. 1253, ч. 1 ст. 1252 ГК. При этом суды как обоснования действительности завещания ошибочно применяли ч. 2 ст. 219 ГК.

Из анализа данного решения ВСУ выплывает, что завещание, заключенное с нарушением требований закона относительно формы и порядка его удостоверения, не может быть признано действительным, о чем свидетельствуют следующие аргументы:

1) ст. 219 ГК и, в частности, часть вторая настоящей статьи, является общей нормой и не регулирует правоотношений, которые возникли между сторонами дела;

2) в соответствии с абзацем второго ч. 2 ст. 215 ГК ничтожная правовая сделка может быть признана судом действительным лишь в случаях, непосредственно установленных ГК;

3) глава 85 ГК, которая регулирует именно правоотношения относительно наследования за завещанием, не предусматривает возможность признания судом действительным завещания, которое было составлено с нарушением требований относительно формы и порядка удостоверения.

Приведенный вывод ВСУ является чрезвычайно важным не только при разрешении дел о действительности завещания, составленного с нарушением формы и порядка удостоверения, но и при применении правил ст. 1257 ГК в целом. Поскольку ст. 1257 является специальной нормой, которая направлена на регулирование отношений относительно недействительности (ничтожности) завещания, именно эта норма должна применяться при рассмотрении дел и вынесении решений по искам о признании недействительным (ничтожным) завещания, составленного дееспособным лицом, которое в момент его совершения не осознавало значения своих действий и (или) не могло руководить ими (ст. 225 ГК); составленного недееспособным физическим лицом (ст. 226 ГК); совершенного под воздействием ошибки, обмана, насилия (ст. ст. 229 - 231 ГК).