ЮРИДИЧЕСКАЯ ФИРМА «K&S partners»
«Наш результат – креативные решения ваших проблем!»
+38 097-00-17-016
+38 063-653-03-82
+38 050-884-54-02
Недействительность завещания (III)

Соответственно, суд при признании завещания недействительным и при установлении его ничтожности лишен возможности применять приведенные общие нормы главы 16 ГК, посвященные правовому регулированию отдельных видов недействительных правовых сделок.

В то же время ознакомление с содержанием Обобщений свидетельствует о том, что суды применяют нормы главы 16 ГК при принятии решений о признаниях, завещаний, недействительными. Да, решением Новомиргородского районного суда Кировоградской области от 6 марта 2007 года удовлетворен иск Ш. к Б. о признании недействительным завещания, за каким Л., которая умерла 27 июня 2006 года, завещала ответчику надлежащий ей земельный участок. При этом в обоснование принятого решения суд сослался на ст. 229 ГК, исходя из того, что завещательница ошибалась относительно обстоятельств, которые имеют существенное значение, поскольку ответчик обещал осуществлять за ней присмотр, но не выполнил своего обещания.

Это решение суда не было предметом обжалования и вступило в законную силу. Вместе с тем ВСУ обращает внимание на то, что иск предъявлен не из оснований совершения его под воздействием ошибки (ст. 229 ГК), а под воздействием обмана (ст. 230 ГК), причем эти доводы судом непроверялись (абзацы четвертый - седьмой пункту 9.2 Обобщения).

Разграничение недействительных правовых сделок как таковых, что осуществляются под воздействием ошибки или обмана является существенным: правовая сделка признается заключенной под воздействием ошибки, которая имеет существенное значение, если в правовой сделке отсутствующее согласование между волей лица и результатом правовой сделки; конститутивным признаком правовой сделки, какая заключается под воздействием обмана, есть умысел недобросовестного контрагента, который сознательно сообщает второй стороне заведомо неправдивую информацию или скрывает от второй стороны определенные сведения, важные для решения вопросы относительно вступления или отказ от вступления в правоотношения.

В Обобщениях отмечается, что суд по приведенному делу связал недействительность завещания с обстоятельствами, которые имели место не на время его складывания, а после его удостоверения и выразились в непредоставлении помощи завещателю (абзац седьмой пункту 9.2 Обобщения). Очевидно, что признание завещания недействительным как правовой сделке должен связываться с определенными нарушениями закона, которые имели место на этапе его заключения, а дальнейшее "выполнение" завещания при жизни наследодателя никоим образом не влияет на действие данного одностороннего распоряжения. Кроме того, доктриной наследственного права давно признано, что наследственные отношения возникают только в результате и с момента смерти наследодателя, следовательно по крайней мере некорректно вести речь об отношениях между завещателем и наследником за завещанием к открытию наследства (смерти завещателя).

Вместе с тем ВСУ отмечает, что судебная практика, которая сложилась по поводу применения положений ст. 230 ГК, свидетельствует о невозможности распространения данного основания недействительности правовой сделки на односторонние правовые сделки - доверенности, завещания и тому подобное. Подтверждением этой практики, в частности, является решение Верховного Суда Украины от 19 июля 2007 года // Архив Верховного Суда Украины за 2007 год. – Дело N 6-7182св06. Эта позиция является полностью правильной, ведь из контекста ст. 230 ГК выплывает, что она применяется к правоотношениям между сторонами, то есть участниками дво- или многосторонних правовых сделок - договоров.